Воспоминания участников оборонных работ.

В войну исполнительные органы власти мобилизовали мирное население района на оборонные работы. Туда отправляли подростков, девушек, «не обременённых семьёй», и мужчин старше 60 лет. От оборонных работ освобождались только больные по заключению врача.

Вот что вспоминает участница оборонных работ Зоя Дмитриевна Хаванова, 1925 г. р., из Шенкурска: « В 1941 г. получила повестку на оборонные работы. На станции Шексна рыли окопы. Земля была мёрзлая, потому ночью жгли костры, чтобы её прогреть, а днём опять рыли. Кормили плохо, очень много моих подруг умерли, а я пришла домой вся во вшах. Мама увела меня на поветь, сняла с меня все лохмотья и закопала в землю, а волосы выстригла, так как голова была вся в болячках. Только стала поправляться, а тут председатель сельсовета везёт новую повестку на оборонные – в Плесецк, лесопункт Шелекса, кричит: «Одевайте Зою на оборонные, а то будут судить как внучку кулака, которая отказывается защищать Родину». Мама второпях нашла разные валенки: один большой, другой маленький. Я так в них и пошла на сборный пункт. На станции Плесецкой ночью грузили вагоны лесом, а утром опять шли рыть мёрзлую землю. Мама на продукты выменяла мне валенки и послала с сухарями, но по дороге всё украли.

Антонина Васильевна Хабарова, 1922 г. р., из д. Шипуновской Никольского сельсовета: «В 1941 г. в числе других таких же как я молодых девушек получила повестку на оборонные работы. В течение 24 часов нужно было собрать с собой самое необходимое: миску, ложку, кружку, лопату, сменное бельё и сухари. Нас, девушек, привезли в Карелию. До места назначения изнемождённые, голодные шли пешком. Жили вначале в лесных шалашах, а потом вырыли землянки, и они стали нашим жильём. Рыли окопы, землянки. Кормили плохо, но норму нужно было выполнить. Одежда и обувь, в которой мы ушли из дома, износилась. На работу ходили в лаптях, а в бане не мылись по нескольку месяцев. Вернулась домой, только-только стала приходить в себя, а через два дня опять повестка на оборонные работы в Усть-Шоношу. Там пилили деревья на дрова и грузили в вагоны. Только пришла домой – принесли повестку на сплавные работы в Шидрово. Тоже было нелегко, сталкивали брёвна в реку, разбирали заломы. После двух месяцев вернулась домой и стала работать счетоводом. В 1943 г. вновь принесли повестку на оборонительные работы на Ленинградское направление. Пришлось ремонтировать железные дороги, затем перевели на работу в шахты. Там мы грузили уголь в железные вагонетки и по узкоколейке отвозили на платформы.»